От Вислы до Немана. С древнейших времён до наших дней
Главная > Библиотека > Записки, касательно составления и самого похода Санкт-петербургского ополчения против врагов отечест…
Штейнгель В. И.

Записки, касательно составления и самого похода Санкт-петербургского ополчения против врагов отечества в 1812 и 1813 годах, с кратким обозрением всех происшествий, во время бедствия и спасения нашего отечества случившихся, и с подробным описанием осады и взятия Данцига. Часть вторая

Добавлено:
Добавил: production
Обновлено:
Штейнгель В. И. Записки, касательно составления и самого похода Санкт-петербургского ополчения против врагов отечества в 1812 и 1813 годах, с кратким обозрением всех происшествий, во время бедствия и спасения нашего отечества случившихся, и с подробным описанием осады и взятия Данцига. Часть вторая.
О Пруссии:
С. 17-162: преследование французов, занятие городов Восточной Пруссии, подробное описание осады Данцига.
Фрагмент текста:
Переход россиян чрез границу и успехи графа Витгенштейна до нового года.

...Тогда, как князь Репнин-Волконский поспешал к генералу Йорку, оказавшему миролюбивые свои чувствования, для заключения с ним положительных условий, генерал-майор Дибич, начальствующий авангардом, успел предупредить его. Он отрезал Магдональда от Йорка при Тильзите и заключил с ним 18 числа условие, по коему оный генерал обязывался со всем корпусом своим, состоящим из 18000 с 60-ю орудиями отложиться от французов и быть нейтральным. После чего Магдональд оставался уже с 5000 войск и с 20-ю орудиями. Казалось, что он, вошедши в Тильзит, принужден будет неминуемо сдаться. Он сам подтвердил сие ожидание, дав вид, что намерен вступить в переговоры. К нему послан был уже офицер; но это была одна военная хитрость, ибо, воспользовавшись слабостью сил генерал-майора Властова и тем, что генерал-адъютант Кутузов, по ложному показанию шпионов, оставил проход при Питкопене, преграждающий путь от Тильзита, он атаковал ночью отряд первого, - в коем была, между прочим, одна 9-я дружина ополчения, - получил над оным успех и безпрепятственно прорвался к Кенигсбергу. 20 числа в 11 часу дня, главная квартира графа [Витгенштейна] вступила в Юлези, где нашла прусскую батарею, обращенную уже против французов - и здесь многие прусские драгунские и артиллерийские офицеры приходили поздравлять графа и принять его приказания. И когда проходящим по колено в грязи победоносным воинам было объявлено здесь, что пруссаки уже друзья наши, "Ура!" раздалось в воздухе, и радость разлилась в булатных грудях россиян. Здесь граф получил повеление, по соединении с армией адмирала Чичагова, состоять в его команде.

22-го, генерал-майор Шепелев, командовавший авангардом, догнал неприятельский арьергард, под начальством генерала Гранжана у деревни Гросс Баум и, опрокинув его, гнал до города Лабиау, где неприятель 23 числа, выбрав выгодное местоположение, защищался весьма упорно; но будучи поражен страшными русскими колоннами и артиллерией, вознамерился было сжечь город и мосты чрез канал, облегающий с одной стороны город сей; однако ж и сие не удалось. Егерский полк и отряд гусар под командою барона Розена с величайшею быстротою кинулся в город, неприятель выбит и город спасен, лишившись только двух домов. В сем сражении первая дружина Санкт-Петербургского ополчения имела еще случай оказать мужество и храбрость, достойные старых и опытных воинов. После сей победы, коею приобретено 3 пушки и 300 пленных, генерал-майор Шепелев быстро преследовал неприятеля и полковник Ридигер с 4-мя казацкими полками, 25-го числа в 2 часа пополудни, сделав сильный натиск, внесен был в столицу Пруссии на плечах неприятеля. В самом городе было взято 1300 пленных и до 8000 изнуренных усталостью и больных, в числе коих находилось 200 человек россиян, и меж ними генерал Лихачев, взятый в плен при Бородине и полковник Потемкин, оставленный по одной только торопливости французов, которая была столь велика, что 30 орудий с зарядными ящиками бросили они в реку. Полоцкий герой получил известие о сем в Велау, куда в час пополудни в тот же день вступили войска и главная квартира; а на другой день граф Витгенштейн, празднуя день своего рождения, во-первых, отдал священный долг убиенным героям на полях Фридландских и Эйлауских, а потом воздал благодарное моление за благополучный переход чрез границу и взятие Кенигсберга. Прибытие в сие время, в стан графа Витгенштейна, Донского героя графа Платова усугубляло торжество сие и разливало на воинов чувства истинного умиления. Оба героя разделили воинскую трапезу, а в вечеру дан был городу бал. Пруссаки казались совершенно оживленными и вне себя от радости и удовольствия.

На другой же день граф въехал в 4-м часу пополудни в Кенигсберг и остановился в Королевском замке. Генерал-лейтенант граф Сиверс немедленно сделан был комендантом города. В вечеру граф явился в королевской ложе в театре и был встречен всеобщими рукоплесканиями и радостными криками; особенно все были восхищены, когда граф пригласил в ложу одного старого прусского генерала и, держа его за руку, закричал: "Да здравствует Король Прусский!". Тысячи голосов повторили сие восклицание, и все сердца одним сим действием привержены уже стали к победоносному герою-освободителю.

На другой день, т.е. 27 числа, дворянство приветствовало графа чрез старого генерал-лейтенанта графа Кунгейма, кавалера Черного Орла. В вечеру граф снова был в театре: петы были особые куплеты в честь Государя; в искусственных огнях и прозрачных картинах изображены были гербы двух наций и вензловые имена Государей, восклицаниям зрителей не было конца. По выходе из театра, граф был окружен множеством мещан с факелами, и препровожден в Немецкую так называемую гостиницу, где был приуготовлен великолепный бал. В одной из освещенных залов, поставлены были бюсты Александра, Короля и покойной Королевы, увенчанные лаврами и цветами. Бал кончили ужином, за коим пито за здравие Государей, войск и генералов. В сей же день прибыл генерал Йорк. Полоцкий герой отличным приемом в минуту снискал себе уважение и преданность сего почтенного генерала.

28-го граф, посетя генерала Йорка, отправился из Кенигсберга далее. Между тем, как герой венчался в сей столице Пруссии торжествами и поздравлениями признательных ему пруссаков, передовые отряды его преследовали неприятеля к Пиллау и Эльбингу. К сему последнему имела направление армия адмирала Чичагова. 31 числа декабря граф Платов занял сей город и обратился вместе с авангардом генерал-майора Шепелева к Данцигу, куда часть неприятельских войск поспешно убежала. Туда же вскоре подоспела часть войск под командою генерал-лейтенанта Левиза, гнавшегося за неприятелем из Риги и отделившегося от генерал-лейтенанта маркиза Паулучи в Мемеле.

В тот же самый день, как граф Платов занял Эльбинг, генерал-адъютант Чернышев с отрядом своим очистил Мариенбург Мариенвердер. В сем последнем находились король Неаполитанский [Мюрат] и маршал Виктор, едва успевшие спастись. После сего генерал-адъютант Чернышев переправился чрез Вислу и быстро следовал по пятам остатков неприятельских армий к Нейнбургу, и таким образом к новому 1813 году вся почти Северная Пруссия была очищена...
Данное произведение упоминается в следующих работах: