От Вислы до Немана. С древнейших времён до наших дней
Главная > Библиотека > Генезис калининградского текста: проблема культурного наследия
Лариса Михайловна ГАВРИЛИНА

Генезис калининградского текста: проблема культурного наследия

Добавлено:
Добавил: production
Обновлено:
Гаврилина Л. М. Генезис калининградского текста: проблема культурного наследия.
  • Автор: Гаврилина Л. М.
  • Название: Генезис калининградского текста: проблема культурного наследия
  • Опубликовано в: Вестник славянских культур: Научно-информационный журнал. - М., 2015. - №4 (38). - С. 21-37.
  • Эпоха: Послевоенный период, с 1945
  • Страна: Россия
  • Язык: Русский
Аннотация:
В условиях развивающихся в современной культуре процессов «глокализации» большой исследовательский интерес вызывают локальные тексты культуры как форма репрезентации региональной идентичности, способ её конструирования, метод брендирования территорий. Особую актуальность приобретает изучение механизмов формирования локальных текстов, их генезис, соотношение возможностей целенаправленного конструирования и спонтанного формирования, роль культурно-исторического наследия. Указанные проблемы приобрели особую конфигурацию в условиях калининградской региональной субкультуры. Совокупность культурных текстов, сложившаяся на основе осмыс-ления/переживания исторических и социокультурных реалий региона, представляет собой содержательное и языковое единство, которое позволяет говорить о формировании локального сверхтекста. Ядром текста, его фундаментом стала концептуализация отношения к довоенной истории края, к наследию чужой культуры, во взаимодействии с которой приходится жить калининградцам. Генезис калининградского локального текста восходит к послевоенному времени. Он складывался в виде двух субтекстов: идеологизированного, создававшегося целенаправленно «сверху» и спонтанно складывавшегося «снизу». Первый был построен на жёсткой оппозиции своего и чужого, на отрицании всего, что было связано с довоенной историей края. Второй — отразил интерес жителей к окружающей их культурной реальности и стал репрезентацией специфического калининградского образа мира. Долгое время он существовал в устном виде, в практико-ориентированных формах, получил широкую известность лишь в конце 1980-х гг., став основой калининградского локального сверхтекста.